К началу ХХ века фотография сильно дифференцировалась. Прошло время первых универсалов, которые делали все сами. Ученый химик, фотохудожник, прекрасный организатор, патриот и коммерсант Сергей Михайлович Прокудин-Горский оказался исключением из этого правила. Он был не только автором популярных книг и пособий по фотографии, но и издателем-универсалом. Открыв в Петербурге на Большой Подьяческой, 22, типографию-лабораторию, специализирующуюся на цветной печати, Прокудин-Горский, в отличие от других издателей, все в ней делал сам. Сам фотографировал, сам изготавливал печатные формы, сам печатал сигналы и следил за качеством тиража и сам же распространял продукцию! В рекламных объявлениях его типографии значилось: «Работа в красках. Трех- и четырехцветная печать. Изготовление художественных плакатов и открытых писем в красках с натуры. Печать золотом. Точное воспроизведение в цвете всевозможных картин».

Неудивительно, что когда в Министерстве Императорского Двора возникла идея напечатать высококачественные репродукции с картин русских художников из собрания Музея Александра III (ныне Русский музей), то обратились не к кому-нибудь, а к Прокудину-Горскому. Напечатав такую коллекцию российских живописцев от Семирадского до Нестерова, Сергей Михайлович не отказывал в своих услугах и начинающим художникам. Печатал он и репродукции полотен модных живописцев. Пусть они и не обладали высокими художественными достоинствами, однако пользовались большой популярностью у широкой публики. Тиражировал серии цветных иллюстраций для книг и периодических изданий.

Но более всего Прокудин-Горский горел идеей создания и распространения широкомасштабного фотообозрения всей Империи, с ее многочисленными народами, памятниками архитектуры и истории, с разнообразием пейзажей и технических достижений. Много путешествуя и фотографируя в цвете, он в 1907 году издал на свои личные средства серию «открытых писем в красках с натуры» с видами Российской Империи. Серия этих цветных открыток насчитывала 89 сюжетов. Это были Новый Афон и Сайменский канал, Ялта и Кисловодск, Средняя полоса России и Карелия, виды Санкт-Петербурга и Крыма. Были среди них и жанровые сцены: «Сиротки», «Крестьянские дети», «У околицы», «Девочки с ягодами».

Цветную фотографию в то время можно было увидеть или проецируя на экран или печатая типографским способом, как это делал Прокудин со своими открытками. Существующей сегодня цветной химической фотопечати тогда еще не было. Да она и не нужна была Прокудину-Горскому. Русский ученый хотел, чтобы «святую матушку-Россию» видели в цвете и бесплатно учащиеся всей Империи. Его же открытые письма (открытки) хоть и расходились хорошо, но были малы и продавались пусть не за большие, но все же за деньги.

Другое дело проецирование на большой экран в школьной аудитории… Но стоимость специальной пластины для цветной фотографии была очень высокой. Прокудин-Горский же мечтал о тысячах снимков! А стоимость тиражирования пластин? А проецирующие аппараты с непростой системой линз и зеркал? Все это, пожалуй, смутило бы любого другого, но не этого человека! Сергей Михайлович, засучив рукава, взялся за дело. А что из этого вышло в 1909 году, можно узнать из серии наших книг «Российская Империя в цвете».